FeelStation — Happiness Retranslated (feelstation) wrote,
FeelStation — Happiness Retranslated
feelstation

  • Music:

Звёзды в руках

PJ HDG

Вы спите? Вы видите сны? Чудесно! Пока Оле Лукойе по очереди осыпает вас искрящейся пудрой сна, мы поиграем со звёздами. С вами снова зо СосискаГриль, и зима сегодня ночью до невозможности привлекательна, если не сказать соблазнительна. Это Ра-Станция, и уже двадцать восьмое октября.

...Сидя посреди ночного неба, можно узнать много интересного из жизни города. Сегодня устраиваться над мегаполисом я пробую немного иначе, чем обычно — вместо того, чтобы смотреть на звёзды, сидя, свесив ноги с балконного ограждения, сегодня мне пришло в голову, что стоит забраться на крышу — как раз сегодня кому-то в подъезде пробрасывали сетевой кабель, и закрыть чердак позабыли.

В этом достоинство жизни и работы на последнем этаже (квартира — на девятом, студия — на „тридцать-четвёртом-бис“, как называют этот уровень технические лифты здания музея Радиоискусства) — достаточно немного поторопиться, и небо — в твоём распоряжении. Накинув на плечи плед, натянув джинсы и прихватив блокнот с ручкой, можно выбираться на крышу. Стоп, ещё надо прихватить кое-что.

„Hey kids, don't try this at home this could be dangerous“. Вылезать по ночам на крышу нужно крайне аккуратно — особенно после терактов. Если кто-то тебя поймает, то может очень сильно не поздоровиться. Не говоря уже о том, что может закружиться от глубины неба голова, или проснётся боязнь высоты — свалиться с крыши непросто, конечно, но осторожность никому не вредит. Впрочем, мало-мальский опыт жизни на высоте постепенно воспитывает как следует.

Проходим по лестничной площадке, половина пролёта по металлической пожарной лестнице — и мы в машинном отделении моего подъезда, где довольно темно, если не считать ламп оборудования, молчащего по поводу ночи — редкий прохожий возвращается домой в 4 утра. Переступив, оказываемся у лестницы уже наружу — узкая маленькая металлическая полоска с приваренными рифлёными пластинами ступенек... Как и ожидалось, замок висит на ручке, а сама крыша открыта. Отлично? Конечно, отлично!

Летом рубероид крыш остывает после долго дня, а зимой он служит, скорее, надёжной и комфортной, чуть пружинящей поверхностью для беготни и прыжков — ничего не липнет к ногам, из-за того, что это крыша, не обо что спотыкаться — мусора почти нет. Собственно, теперь можно идти к небу...

Обычно я забираюсь на башенку машинного отделения лифта — она немного возвышается над крышей и если сидеть на ней, то ничего не смущает взгляд — только отдалённые здания, которые совершенно не скрывают неба и горизонта. Именно отсюда открывается потрясающий вид на техногенный пейзаж — неровный, слегка рваный край земли окружает со всех сторон, и состоит он из того, что так знакомо и так издалека любимо — дома, микрорайоны, заводские трубы, далёкая телебашня, легендарные масковские высотки сталинского ампира и новые кварталы, вроде Воробьёвых Гор или некогда поразившего моё воображение стеклянного комплекса в Кунцево.

Отсюда видно почти всё — весь запад и юго-запад города. Здесь понимаешь, что „близко“ — это не пространственная категория, это скорее разновидность любви. Именно город, видимый с крыш, можно любить безотчётно, сходя с ума и с каждым приходом в ночь или день поддаваясь очарованию всё больше. Здесь, на крышах.

Но... всё же, крыши — это пройденный этап. И сегодня у меня есть желание дополнить ночную красоту волшебством. Именно для этого я запихнул, уже почти покинув квартиру, в карман шёлковый мешочек с порошком звёзд и несколько камешков...

Порошок звёзд мне дарил когда-то Михаил Юрин, довольно известный исследователь средневековой европейской мифологии, удивительный человек — смесь медиевиста-историка с чародеем-алхимиком. Когда мы встречались с ним после одного из отыгранных ролевых модулей по Германии XI века, он мне долго и с увлечением рассказывал о магических практиках европейских знахарей. И, среди прочего, подарил мне отороченный светлым мехом со вставками старинного бархата мешочек или кисет, как он его называл. В кисете, по словам Михаила, находился „порошок звёзд“ — особая пудра, которая изменяет на некоторое время законы тяготения вокруг себя.

„Если однажды тебе нестерпимо захочется полетать — а тебе захочется, поверь! — поднимись на высокое здание, где тебя не заметят“, — рассказывал мне Михаил вечером, когда у метро сидели, договаривая. — „когда подойдёшь к краю, развяжи кисет и осторожно возьми щепоть порошка, потом сыпь его в линию от себя за край... следующую щепоть высыпай уже за край, и... смотри, что будет!“ — в этом месте он улыбнулся и почесал затылок. „Когда увидишь, что можно наступать — не спеши. Для уверенности брось перед собой пару камешков. Удержатся — отлично, и тебе можно. Просыпятся — попробуй посыпать ещё немного, или уходи к другому месту, так как тут вот дырка.“

Тогда я не задумывался о его словах, но сейчас вот мешочек нашёлся, да и повод попробовать его — тоже отличный. Именно сегодня мы и проверим, что будет. Подходя к краю крыши, я давно уже не испытываю страха — высота мне нравится, но не тянет вниз, в себя. Достаём из кармана этот шелковый сосуд, развязываем, зарываемся пальцами... приятно. Ощущение покалывающего снега, кварцевого песка и мятной эссенции, холодящей чувствительные кончики пальцев одновременно. Берём щепотку и сыпем от себя, начиная с краю... ещё... ещё... ещё...

Вот и начинается... рассыпанные сине-золотистые песчинки не разлетаются и не остаются лежать полоской, а как бы растекаются в стороны! Причём те, что высыпаны за край, как бы продолжают плоскость крыши, а не улетели вниз! Интереснее и интереснее, однако. Третья щепоть, четвёртая... едва заметная дорожка из песка в воздухе. С ума сойти — с таким я ещё точно ни разу не встречался! Попробуем? С дюжину маленьких камней по одному... три, четыре... вот уже половина на „дорожке“. Пора попробовать самостоятельно — страшно, но... Подумаешь... Одним зо меньше, так второй останется! Шаг вперёд... да, странно, держит.

Четыре, пять шагов — и вокруг меня уже ничего нет, кроме едва заметно сверкающего порошка. Забавно — если присесть на тропинке, песчинки под тобой разбегаются, делая тропинку шире. Если подойти к краю, они тоже следуют за тобой, так что всё время между тобой и границей песчаной площадки остаётся фута полтора... Трогательная забота, конечно.

Ну что же... До края крыши моего дома — метров десять уже, балконы и окна кругом темны, и теперь можно устроиться прямо здесь, посидеть, не отсиживая ног, полежать, не думая ни о чём... Небо и только. Ещё — огни города. Тихий шум вдалеке. Дорожка рассеется тогда, когда я покину крышу, а значит — пока я захочу, я буду здесь. Слушать небо, записывать в блокнот что-то о своих чувствах и ощущениях.

Пожалуй, я оставлю вас, друзья, отдав в заботливые руки Ра-Станции, излучающей счастье. Моё счастье сейчас именно здесь. Оставайтесь с нами.

Мы любим вас и готовы обнять. Мы обнимаем каждого.

Ночь — сказочное время, а ночь воскресенья — особенно... Творите счастье. Чувствуйте счастье. Живите полной жизнью.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments